Skip to content

Главная arrow Интервью arrow ИНТЕРВЬЮ С ДИРЕКТОРОМ ФЕСТИВАЛЯ «БЛАГОДАТНОЕ НЕБО» АЛЕКСЕЕМ АХАИМОВЫМ / ПЕРВЫЙ Фест 2007
ИНТЕРВЬЮ С ДИРЕКТОРОМ ФЕСТИВАЛЯ «БЛАГОДАТНОЕ НЕБО» АЛЕКСЕЕМ АХАИМОВЫМ / ПЕРВЫЙ Фест 2007 Версия для печати Отправить на e-mail
21_forinter.jpg- Скоро начинается фестиваль. Хотелось бы поговорить о православной песне... Как так получилось – архитектор, бард, православный человек?

- Будучи еще человеком нецерковным, во времена перестройки, я слушал русский рок, вообще, разную музыку. Когда учился в институте - группа «Наутилус Помпилиус» была моей любимой, кстати, ее лидер  Вячеслав Бутусов – тоже архитектор. Я слушал известных ребят – А. Башлачева, Ю. Шевчука, В. Цоя, Б. Гребенщикова и других... Но самое сильное впечатление произвел на меня поэт-музыкант Александр Башлачев. Его появление было событием для многих музыкантов и молодежи бывшего СССР. В газетах писали, что его творчество многие приравнивают к творчеству Сергея Есенина. Меня это очень сильно задело. Действительно, поэзия Башлачева и остро социальная  и истинно народная... А потом был путь, который я прошел и иду дальше... Путь ко Христу. В студенческие годы попал под влияние так называемых «харизматов». Поэтому, что такое «лжехристианство» мне понятно, понятно давно. И каким оно бывает... Пройдя через две таких «христианских» группировки, я понял, что секта – это вовсе не шутки и радости. И все «новохристианские» направления, которые существуют  сейчас в Украине – это навязанное нам лжехристианство, мировоззрение, которое даже христианским назвать нельзя. Плохие переработки классического протестантизма…
- И все это время Вы писали и исполняли песни?
- Писать стихи я начал, когда был еще нецерковным, до армии… А в армии же был новый этап - несколько стихов я посвятил памяти Виктора Цоя – в 1991 году. Просто стихи, без музыки. Когда был студентом архитектурного факультета КИСИ - начал играть на гитаре… Искал христианские темы. И как-то задумался о том, что многие люди, как и я, пишут, размышляя о Христе. С этим явлением мне пришлось столкнуться впервые именно в протестантизме, но потом, когда пел на собраниях, понял, что аудитория совсем по-другому реагирует на мои песни, чем на песни-прославления, взятые в американских «церквях». Понял, что народу нужно что-то другое... Славянское, а не переработки... в то время я читал поэтов Серебряного  века, изучал творчество С. Есенина, А. Пушкина, Ф. Тютчева, Г. Державина и других поэтов. Будучи под влиянием протестантов – интересно даже, что я читал Державина… Его стихи – размышления о Боге, молитвы, очень нравились мне. Все это перебродило и проросло во мне, когда я уверовал по-настоящему, по-православному…
- А как это произошло?
- В 98 году. Я случайно зашел в храм – познакомился с покойным ныне замечательным батюшкой - отцом Александром Креницким, первым настоятелем храма преподобного Агапита Печерского, это очень известный в Киеве приход. Там общался с молодежью и как-то семинаристы мне ответили: а я спрашивал у них: «что мне теперь - все бросить, о чем писал?». Они говорят: «нет, твой опыт – это ценный опыт, твой  личный путь, - твой путь». Поэтому я говорю о сектах с болью: как много там наших соотечественников, а Церковь действительно одна, она всегда рядом. И тогда я задал себе вопрос: «почему же так много молодежи в сектах?»
- И каков был ответ?
- Чтобы получить ответ, мне предстояло познавать Православие. Когда Господь привел меня в Церковь, то стало понятно - в Церкви большой пласт духовности, культуры, опыт двух тысяч лет… я стал читать сочинения святого праведного Иоанна Кронштадтского, митрополита Антония Сурожского, о. Александра Шмемана и других православных пастырей. Стал слушать песнопения иеромонаха Романа, как-то купил кассету с песнопениями протоирея Романа Барановского и Василия Жданкина. Мне было интересно слушать Жанну Бичевскую и других. Так у меня начался новый творческий этап – хотя самое интересное, что в течение первых трех лет моего православия гитару я в руки не брал и песен не пел. Была такая позиция, что если это не дар Божий – продолжать петь не следует, пусть это отойдет от меня.
- А как же, все-таки,  Вы стали снова играть?
- Как-то с товарищем приобрели гитару, и я стал писать стихи, обогащенные православным мировоззрением.
- Чем они отличались от стихов предыдущих? Что нового появилось в них?
- Смысл в том, что тогда я уже третий год жил жизнью Церкви, Литургия стала для меня самым большим откровением в жизни, я причащался Святых Христовых Тайн, пономарил в алтаре… Все это было для меня, как колодец в пустыне: столько радости и светлой печали, конечно. Прочитал книгу о преподобном Силуане Афонском, вчитался в его псалмы и молитвы и задумался: « - а что вообще значит – быть «современным псалмопевцем»? Перерыл много литературы… много слушал записей, т. е. пытался обогатиться опытом истинной духовности и веры. А то, что было раньше – многое отошло, а осталось самое ценное. Хотя некоторые старые песни протестантского периода я до сих пор пою: те песни, в которых нет ничего сугубо протестантского – это песни о человеке, о мире… о поисках истины. Ведь человек творение внутренне ищущее… Свет жизни… смысл бытия… Среди протестантов много ищущих людей. И если мы хотим, чтоб они прислушивались к нам, мы должны выслушать их. Вести диалог… Это не просто. Но сейчас время диалога! Время, когда люди могут больше прислушаться друг к другу. Возможностей сейчас больше – информационное поле огромное, можно переезжать из страны в страну, из города в город – пожалуйста! Раньше этого не было… Нужно призывать многовековой опыт христианства. И, наверное, песня – это одно из звеньев в диалоге. В современном мире эстрада, рок музыка - занимают до 50% телевизионного времени, если не больше. Сейчас человеку без музыки жить сложно. А простому обывателю не всегда легко сразу понять литургическое богослужение. Но, на самом деле, главное захотеть и потрудиться над собой.
Появились в православной среде интересные певцы, и я пошел на сближение с некоторыми из них. Так я познакомился с членами Московского клуба православного творчества «Мелос», что на Крутицком подворье, глава которого - Игорь Стригун. Они приедут на наш фестиваль. А потом, в 2004 году, меня пригласили поучаствовать в жюри фестиваля «Небо Славян», а у нас тогда уже действовал Клуб православной песни и творчества – период, когда мы «кочевали» по храмам. В Витебск мы поехали с Сергеем Сергиенко – он всегда помогает мне в клубной работе. На берегу Бернского озера собралось много молодежи, Стас Бартенев, Вячеслав Капорин, Алексей Кириллов, Дмитрий Студеный и многие, многие другие… Этот первый фестиваль прошел очень здорово, был крестный ход из Витебска в Смоленск – представляете, 135 км молодежь прошла в течение пяти дней… Этот общий путь к иконе Божией Матери «Одигитрия» объединил нас.
- И там Вы впервые выступали как православный автор- исполнитель?
- Да. Я выступил впервые на большой сцене с песней «Время лечит нас с тобой!», почувствовал реальность сцены… был гала-концерт на известной площадке «Славянского базара». Это была миссионерская акция – присутствовало очень много слушателей! И разные авторы-исполнители смогли прислушаться друг к другу на фестивале. Там были  встречи у костра и интересные разговоры... Благодать богослужений в палаточном храме на берегу живописного белорусского озера.
- Получается, что православный человек живет в многоконфликтном обществе. С верой и помощью Божьей преодолевает он многие трудности. А вот православный исполнитель – как он идет по жизни?
- У меня много песен об этом. Я себя отношу не к бардам, а рок-бардам, поющим рок-поэтам. Барды поют о дружбе, походах, природе, любви… и это хорошо, душевно, но того же Высоцкого нельзя назвать бардом. Он один из тех, кто был предтечей русского рока… Шевчук и многие (мы) выросли на его творчестве… у меня рок-бардовское видение мира, так получается. А рок-музыку сейчас слушаю редко, иногда интересуюсь, чем живут дорогие мне музыканты, переживаю, куда лежит их путь.
В моих  песнях - вызов стандартам жизни, я всегда пою о том, что есть «ответ на Вопрос», выход есть! Выход к Свету из тьмы суетных дней. Живя, человек сложностей и конфликтов как бы не видит, хотя на самом деле очень ясно все – оскудение веры рождает хаос в обществе. Многие  ищут развлечений. Гульнуть, попить, поесть… однобокие темы! А ведь человек не может обойтись без настоящего общения с людьми, с Богом. У меня есть песня «Мировая война». Смысл ее в том, что мы уже не видим лиц друг друга, а только рекламу в метро. Там есть такие слова: «Мы в метро уже не видим лица, Только образы и фразы выворачивают мысли мирных граждан наизнанку -  Ради денег – мировая  война!» - идет мировая война. У меня есть песня о преподобном Сергии Радонежском, и в ней такой припев: «Святая Русь во святых – едина, неделима, непобедима!». Смысл в том, что единство можно обрести только через веру, и не так называемое «единство народов», а мировое единство в нормальном понимании… не глобализация мира, а, как учил преподобный Сергий  своих  иноков, чтобы, веря в Троицу, они были едины  и побеждали вражду этого мира, живя в любви. Есть у меня песни об осени, о весне, но главное – всегда помнить о Боге, я уже не могу без этого. Песня должна по-настоящему радовать! Очень люблю петь песню «Не потеряйся на улицах больших городов!» - думаю, это актуально в наше время!
- Как рождается песня?
- У меня рождается несколько строк, потом я обычно беру гитару и продолжаю тему, пишу текст и музыку сразу. Я уже давно не пишу тексты отдельно. Просто когда-то прочел мысль Блока о том, что «у каждого поэта есть своя музыка». И, хотя я не верил, что научусь играть на гитаре, но, с Божьей помощью, играю! И музыка пишется… А о поэтах что можно сказать? В последнее время цитирую Есенина, он говорил, что «поэт - это кличка». А у меня написалось такое: «поэт – это кличка. Есенин - мой друг. Весенний Сергей Есенин», то есть мне ближе не поэзия митингующего Маяковского. Он не достиг того, что Есенин, который обрел веру. Но и у Есенина была своя трагедия – отречение от веры, преследование властями… и возвращение… правда, это тема для отдельного разговора. Бывает, редко, когда пишутся просто стихи… все реже... Я привык к гитаре. А еще бывает, что песню пишу после просмотра интересного фильма. Или вот так: я был в Троице-Сергиевой Лавре и первые строки о преподобном Сергии родились, когда я оттуда уезжал, в Киеве уже с гитарой дописал ее. А песня о Соловецкой обители была написана через год после посещения Соловков, Карелии. Красивые, благодатные места… Песня эта внутри меня должна была вырасти. И потом вылиться на бумагу и в музыку. Исполняя песни, я ценю те тексты, которые не забываются. Нужно часто выступать, а времени нет – такова жизнь в современном мире...
- А насколько православная песня похожа на молитву? Что общего?
- Она может и сразу быть молитвой. Такие примеры есть. И у меня есть несколько песен – молитв. Но я считаю, что в тексте могут быть вкрапления молитвы, а рядом четверостишья - зарисовки ситуаций, образы и выводы о главном. Бывают и песни-проповеди. Такие, например, пишет отец Сергий Киселев. Есть, конечно, и опасность в православном творчестве, как сказал один священник, с которым мы рассуждали: «главное, чтобы не получалось так, что песня станет молитвой самому себе».
- Очень мудро. Путь православного человека – путь над безднами, с одной стороны грех, с другой – возношение.
- В творчестве надо быть ответственным. Кстати, жаль, что протестанты не знают учения о духовной прелести. В Православии есть это предостережение в поучениях Отцов Церкви. Да, человек идеально сразу не может писать. Приходится проходить через нападки прелести и тщеславия. И тут надо советоваться, отдавать песню на суд аудитории. Наш фестиваль нужен для тех, кто уже пишет, у них много песен есть, но они никогда не могли свое творчество кому-то представить, выйти на сцену, пообщаться с людьми и поучаствовать в концерте. При храме выступить – редкость, самому нанимать залы – накладно. Нужно дать авторам высказаться, обсудить творчество свое и других. Это поможет выявить интересных исполнителей, которые смогут участвовать в миссионерских проектах. Мы делаем благое дело, оно должно вызвать резонанс в обществе. Народу нужна живая православная песня.
- Каждый православный несет свой крест, каждый православный - воин. Монах по-своему воюет со злом, мирянин по-своему. Песня барда – это ведь и проповедь! А против барда восстают бесы? Микрофоны выключаются? Тексты пропадают?
- Да, всякое бывает. Все дело в том, что другие могут соблазняться. И люди иногда говорят: «о, вот, такие-сякие эти певцы, да еще православные»… То, что ты несешь другим, требует улучшения своего личного духовного настроя. Если ты над этим не будешь работать, или не будешь этой необходимости замечать, то творчество перерастает в ремесло, а это уже не интересно.
- А где граница между творчеством и ремеслом?
- Писать песни нужно своей жизнью. Ведь когда творческий человек идет – он может и отклоняться, да… соблазны… Но то, что пережито верно и было продуманно правильно, то останется. А надумывать… ты станешь графоманом. Граница в сердце человека, жить и творить нужно ради Любви, а не ради хлеба насущного. Если от ремесла ты уже устал – добавь в свою работу больше творческого огня и все оживет!
- То есть, когда ты выдумываешь, то материала твоей жизни в творчестве нет…
- Да, материала нет. У меня такой принцип, как что-то отходит – я не пишу. Вот уже не писал в течение полугода. Ну, понятно, другие дела, занятость, работа. Хочется заниматься творчеством целенаправленно, миссионерством… поделиться с людьми своими открытиями.
- Тянет «уйти из мира»?
- Да нет, не из мира, а в миру заниматься этим более серьезно. Ведь протестанты делают концерты, привлекают людей… а почему не может быть православной миссии, которая бы организовывала выступления, творческие встречи с народом, в простых городах, селах? Если есть аудитория – не только молодежь, а бабушки, взрослые люди. Чтобы стереотипы разрушить. И люди возрадуются  поэтическому слову, да еще и спетому под гитару. Я, кстати, смотрел недавно фильм о Есенине, и поражаюсь! Ведь раньше не было рок -групп, фестивалей… А он толпы слушателей держал часами своим словом! В старину ведь были трубадуры, псалмопевцы… а сейчас – сколько возможностей. И в последнее время меня интересует сам человек, его мировоззрение. Мне интересно с гитарой высказать, выразить… при помощи музыки… сокровенные мысли души! На сцене рядом с тобой нет шума многих инструментов, есть человек, духовные переживания  и музыкальный инструмент, твоя вера в Бога, конечно. Для меня даже не важно насколько профессионально играет человек. Для меня сейчас интересно, о чем он думает своей песней. Содержание его творчества. И если б я мог слушать стихи этого человека – слушал бы. Но времена Есенина – чистого слова – прошли. И миссия православных авторов-исполнителей – нести музыкой и словом Слово… Слово «бард» присуще светскому обществу. А мы говорим «автор-исполнитель». Не нужно ограничивать человека стилем. Вот этот только романсы поет, а этот только в стиле рок играет. Я слушал рокеров, которые поют просто под гитару... Кто он – «рок-бард», поэт-музыкант или просто автор-исполнитель песен под гитару?   Сейчас говорят: «современная православная духовная песня». Т. е. можно говорить о духовной песне, а тот, кто ее преподносит – сам может решать о стиле ее подачи и отвечать за то, что несет людям. Просто под гитару, или умелое сочетание с ударными… скрипкой… флейтой.
- Расскажите о Клубе православной песни и творчества. Вы его основали, как дальше было?
- Еще в институте я делал разные выставки, и у нас с друзьями  интересно получалось. Мне нравится синтез творчества и общения с аудиторией. Уже будучи православным, общаясь с ребятами из Москвы, а они говорили, что организовать клуб вполне реально, я взялся за дело… Времени потрачено очень много. Есть темы для общения. И многим нравится. Приходят к нам новые люди.
- Это интересно. Ведь на первый взгляд – собрались, поиграли, поучили молодых – разошлись. А что ж за общение? Каждая встреча – это развитие?
- Вначале мы так и собирались – просто пели и играли. А потом нас стало больше. Пока профессиональных музыкантов у нас нет, но это не проблема, мы приглашаем их в гости. Ведь Клуб – прежде всего среда для творческой деятельности. Мы создали среду. И вот Клубу уже пошел четвертый год. Люди могут себя  услышать среди других людей. Миссионерством в Православии занимаются, в основном, батюшки, проповедников-мирян я очень редко встречал, но в то же время думаю, что есть люди, которым дано Богом и они могут говорить. Бывает, плохо смолчать… тогда  мы сами себя обкрадываем и ждем, что за нас скажут другие. Важнее всего – это проповедь собственной жизнью. Но и словом, конечно. Если человеку Бог дает словами Православие доносить, то желание это вовсе не надо гасить! Надо его приветствовать. И в нашем Клубе появились различные темы, поэтические вечера, просмотры фильмов и их обсуждение. Несколько писателей к нам приходят, они читали свои произведения. Евгений Карпов презентовал в нашем клубе книгу «Да будет воля Твоя!». Скоро будут темы о русском роке (это интересно молодежи), о проблемах массовой культуры. Я считаю, что если мы такие обсуждения проводим, а в интернете появляется об этом информация, это будет хорошим примером для других городов, для других центров, регионов, где бы люди могли собираться и развиваться. Зло, которое нас окружает, зачастую сильно тем, что у нас нет единомыслия. А когда мы встречаемся, когда рождается оформленное творческое единомыслие, это и является вызовом злу. Ему бы хотелось, чтобы люди думали шаблонно и думали о развлечениях, об удовольствиях, и не задумывались бы ни о каких сложностях жизни... А музыка и культура это что? Только то, что в телевизоре?  Мы делаем иное… Но нужна духовная поддержка. Мы ее искали – мы ее нашли. В Свято-Владимирском духовно- просветительском Центре.
- Как это произошло? Ведь два года Клуб не имел постоянного помещения для встреч?
- Сначала мы были на Липках при храме, потом просто встречались. По некоторым храмам ездили, далее в Свято-Ольгинском храме делали встречи. Спасибо отцу Всеволоду за помощь! Был еще период концертный – раз в месяц мы выступали там, где приглашали… Общение должно быть упорядоченным, но его не надо превращать в «обязаловку» и систему. Если есть дружба и нормальные отношения – все само собой организуется… Летом мы ездили на фестивали. Опыт фестивальный очень  обогащает… А в прошлом году первым, кто реально откликнулся и с пониманием отнесся к нам, был настоятель Свято-Владимирского духовно-просветительского Центра игумен Феодосий. Он сам позвонил и предложил – «приходите, поговорим, и может у нас получится совместная работа». И я благодарен Господу за эту встречу.
- Да, верующий может не только брать, а и сам что-то отдавать… послужить ближнему.
- А как же иначе? Мы призваны ответить на современные вопросы нашего общества. Современные, которые на злобу дня. Это же наши люди думают – как создать православную семью… как вести бизнес по христиански… их волнуют и другие жизненные темы… Прогресс сейчас большой – есть библиотеки, аудио – видео записи проповедей, православное кино, музыка… Главное же - развивать общительность, которая могла бы сближать… К нам иногда заглядывают и не православные, даже один буддист заходил на встречу Клуба… есть надежда, что Клуб станет для многих дверью в Православие. И для тех, кто не верит, что в Православии возможно такое общение, творчество, единство. Ведь стереотипы в головах велики. И не верят люди, что наши дети могут рисовать, а молодежь – петь и настоящий рок играть… А как прийти к единству веры через познание Господа нашего Иисуса Христа? Во многом через общение… когда оно будет на должном уровне – люди будут идти к нам, а не в секты, где общение им предоставляется, даже навязывается с избытком и, конечно, под контролем. За тобой там наблюдают… а должно все быть естественно, без насилия и манипуляций.
- Сколько человек сегодня объединяет Клуб?
- Сейчас у нас постоянно встречаются около 30 - 50 человек (столько вмещает нынешний зал Центра). Мы не устанавливаем членства. Я думал оформить это, но все же те, кто приходит – это не члены Клуба, а его участники. Есть команда, около 5 человек – наше ядро и прихожане Свято-Владимирского храма, многие проявляют инициативу, мы общаемся. Все уже перезнакомились. Стали роднее…
- Сколько исполнителей выросло и оформилось в Клубе?
- Клуб помог развитию творчества Сергея Сергиенко, Маргарита Сиваева и Инга Шемчук часто выступают у нас. Василий Глущук занял 3 место на фестивале «Небо славян-2006». Я ему просто предложил поехать вместе, а он победил! Владимир Шинкарук, автор-исполнитель – открытие последних наших встреч. Дарья Кучинскайте – молодая поэтесса, всегда радует новыми талантливыми стихами, а Людмила Херувимская – песнями. К нам присоединяются наши друзья: выступали Михаил Копач и Евгений Ильин из Беларуси, Александр Барбаш из Чернигова. Наша команда около 5 - 7 человек может  выступать с концертами.
- В чем изюминка первого тура грядущего фестиваля «Благодатное Небо»?
- В том, что он, прежде всего, важен для самих исполнителей… а слушателей – приглашаем бесплатно. Цель 1-го тура – дать возможность выступить исполнителям из Украины. И гости тоже будут петь, наши друзья. Почетные гости: о. Сергий Киселев дал согласие, Стас Бартенев и Светлана Копылова из Москвы, Антон Галицкий приедет из Питера, из Саратова – Алексей Кириллов. Второй, финальный тур пройдет осенью, 22-24 сентября – это как раз дни памяти преподобного Силуана Афонского (святого XX века, автора псалмов и молитв) – в его честь и проходит наш фестиваль.
- Много ли уже заявок?
- В отборочном прослушивании от Украины будут выступать около 25 человек. Но мы делаем все в сжатые сроки, поэтому фестиваль в первый раз пройдет камерно. На гала-концерте, надеемся, будет около тридцати авторов-исполнителей. В том числе и лауреаты международных фестивалей и некоторые члены жюри.
- Как самочувствие в преддверии фестиваля?
- Отличное! У меня появилась новая волна в жизни... Хочется сделать серьезное дело. И мне отрадно, что фестиваль проходит в период столь сложный для общества. А название его пришло не просто так: есть известная икона Пресвятой Богородицы «Благодатное Небо» – она у меня появилась, и потом последовала мысль так назвать фестиваль. Всем это название очень понравилось, говорят: «Еду на «Благодатное Небо» в Киев!» Есть желание провести организацию фестиваля на хорошем уровне, чтобы у нас все было в духе свободы, с радостью и любовью, и важно, чтобы люди сами не создавали искушений, ажиотажа... Хочется искать то, что нас сближает и объединяет. Я призываю всех к единению, к тому, чтобы друг другу помогать. Чтобы фестиваль стал всем полезен в творческом и духовном развитии. Особая  благодарность за поддержку и помощь в организации Синодальному отделу Украинской Православной Церкви по делам молодежи и столичному Свято-Владимирскому духовно-просветительскому Центру, СМС и всем нашим друзьям и партнерам. Пусть всегда Благодатное НЕБО Киева радует нас!


Беседу  вел Петр Бондаренко.

ЕЩЕ читайте  "Церковная православная газета" №23 декабрь 2013 Эксклюзивное интервью  Фестиваль "Благодатное НЕБО 2013" : ПРАЗДНИК ДЛЯ ВСЕХ ! 

 
< Пред.
Top